АВТОРСКАЯ КОЛОНКА

 
   
   

КОНТАКТЫ
Информация должна быть свободной.
Ссылка — норма приличия.




При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Copyright © 2018.
Top.Mail.Ru


 Как это было в Одессе


30-06-2020, 20:00 |

Происшествия на любой вкус

Удивительно, как эта страна, в самом начале своего существования уничтожившая практически все, что до нее нарабатывалось, сумела подняться из руин и построить сильное, сплоченное государство.

Вождь и вдохновитель революции В.И. Ленин писал:




…Безусловной обязанностью пролетарской революции было не реформировать судебные учреждения, а совершенно уничтожить, смести до основания весь старый суд и его аппарат. Эту необходимую задачу Октябрьская революция выполнила, и выполнила успешно.

Смести-то смели, но с бандитизмом и другими проявлениями нарушения правопорядка бороться было необходимо, поэтому 28 октября (10 ноября) 1917 г., всего через несколько дней после свершившейся революции, вышло Постановление НКВД РСФСР «О рабочей милиции». Это было только начало. Указов и постановлений об организации работы милиции, судов, прокуратуры, правоохранительных органов будет еще немало.

17 апреля 1919 года Советом народных комиссаров Украины был подписан Декрет «Об организации судебно-уголовного розыска». В составе Народного комиссариата юстиции был создан отдел судебно-уголовного розыска, а на местах – отдел судебно-уголовной милиции. Сотрудники отдела должны были выполнять отдельные следственные действия, проводить дознание по уголовным делам и осуществлять оперативно-розыскные мероприятия. Ситуация в Одессе была тяжелой, в городе бесчинствовали бандиты всех мастей, и неудивительно, ведь в Одесской губернии с 1917 по 1920 годы власть переходила из рук в руки 14 раз. Царская полиция была разогнана, тюрьмы открыты, документы и картотеки на преступников уничтожены. В 1920 году 3-я Украинская армия под руководством Григория Котовского вошла в Одессу – и утвердилась власть большевиков. Однако пока начальником губернского уголовного розыска Одесской губернии не был назначен Дмитрий Михайлович Барышев, положение в Одессе в лучшую сторону не изменилось,
– рассказывает хранитель фондов музея Главного управления Национальной полиции в Одесской области Светлана Кривчук-Новак.

Когда в 1922 году Барышев занял пост руководителя, ему пришлось основательно поработать над личным составом Одесского ГУР. Вот что, например, пишет Барышев в своем дневнике о преступнике в погонах Иване Зайцеве:

Зайцев, будучи на посту начальника уголовного розыска, сам воровал и мирился с воровством подчиненных ему работников. Наиболее надежное себе убежище бандиты находили в уголовном розыске.

И это не фигура речи, а буквальное описание событий, происходивших в действительности. Грабители днем сидели в уголовном розыске в камере, а ночью выходили в город «на дело». Так они получали стопроцентную страховку. Действительно, разве могли они совершать преступления, если уже были арестованы и  «отдыхали» по камерам?

Был арестован Барышевым и его командой оперуполномоченный Одесского угро Леонид Поляков. Леонид Поляков входил в долю к бандитам, обеспечивая им прикрытие, а зачастую и исполняя функции наводчика. Попадались на темных делишках и другие сотрудники угро того времени. Все они пришли в уголовный розыск вовсе не для того, чтобы защищать граждан, а ради наживы, хорошо понимая, какие преимущества в деле обогащения за счет этих самых граждан дает им правовой статус.

Дмитрий Барышев привел с собой в угро людей честных, преданных своему делу, еще раз подтвердив постулат о том, что кадры решают все.

Прошло не так много времени, всего три года, и жизнь в Одессе стала налаживаться. Дмитрий Барышев проработал в Одессе с февраля 1922-го по февраль 1925 года, потом его направили поднимать уголовный розыск Новосибирского края. С 1929 по 1932 годы он служил начальником уголовного розыска Саратовского края и тоже достиг успеха. Таких, как он, в наше время называют «кризис-менеджером». Тогда он просто выполнял задание партии – не за страх, а на совесть.

Одесса в этом смысле дала ему бесценный опыт.

От монастыря до джутовой фабрики

Стоит только пролистать летние номера одесского Вечернего выпуска «Известий» за 1923 год, как становится понятно – Одесскому губернскому уголовному розыску скучать не приходилось. Их ожидали – нет, караулили! – происшествия на любой вкус.

«Из ювелирной мастерской Заславского по Колодезному переулку, 2 произведена кража золота на 15000 рублей. Произведенным у гражданина Тартаковского (ул. Троцкого, 78) обыском обнаружена часть похищенного золота. Тартаковский, а также перекупщик краденого Ничинский задержаны».

«Произведя розыск двух мальчиков, товарищей Парфенова, у которого обнаружен бумажник с деньгами и документами на имя Северина, губрозыск задержал Андреевых Якова и Сергея (отца и сына), у которых обнаружены деньги, принадлежащие Северину. Задержанные сознались, что бумажник был украден из кармана Северина в Пале-Рояле».

«Вчера, в 5 часов утра, с балкона дома №30 по улице Либкнехта раздалось несколько выстрелов из винтовки. Пули попали в соседние окна, в связи с чем поднялся переполох. На выстрелы явился постовой милиционер Бульварного района, который задержал стрелявшего с винтовкой в руках. Он оказался сторожем губсобеза Волнославским. Дознанием установлено, что Волнославский был накануне обворован и, услышав утром какой-то подозрительный шум, схватил винтовку, выскочил на балкон и открыл стрельбу».

«В кооперативе «Труд», находящемся по улице Красной, 173, некая Лановская пыталась украсть тюк мануфактуры. Воровка была поймана в тот момент, когда она была с мануфактурой на улице, и доставлена в отдел», – ведет хронику криминальных событий репортер «Известий» из номера в номер.

Недостатка в материалах у него не наблюдается.

Воруют все, что попадается под руку, и везде, где только предоставляется возможность. Пытаются обмануть и доверчивых граждан, и государство – уже недоверчивое, но еще недостаточно хорошо организованное. Иногда преступления выглядят так глупо, что диву даешься, на что рассчитывал преступник, когда их совершал?

«На джутовой фабрике произведена кража ниток. Произведенным обыском у гражданки Бондарчук, проживающей на Дальних Мельницах, обнаружены уворованные с фабрики нитки. Во время обыска также обнаружены винтовка и два патрона».

Из этого короткого сообщения ясно видно, что с обыском к гражданке Бондарчук оперативники пришли, заранее зная, что именно у нее найдут. А значит, вышеупомянутую гражданку или кто-то видел, или за ней водилась манера что-нибудь умыкнуть в свою пользу, и она, и ее «карточка» были на учете в угро.

Вот еще «шедевры» воровского дела:

«У гражданки Вольской на днях была произведена кража вещей. Розыск воров дал прекрасные результаты. Губрозыском задержаны на месте преступления известные воры Станчик, Мущенко и Ешна, пытавшиеся вторично обокрасть ту же квартиру. Воры опознаны потерпевшей».

«Рабочий 1-й гособувной фабрики заявил, что у него (Успенская, 129) украдено вещей на 100000 рублей. Губрозыском по подозрению задержан Исаев. Вторая крупная кража совершена у Файнга (ул. К. Маркса, 42) на сумму 20000 рублей. Установлено, что кража совершена гр. Школьником, который скрылся. Соучастница кражи Фукс задержана вместе с вещами. У Познанского (бульвар Фельдмана, 10) похищены вещи на 25000 рублей».

Разнообразия ради «обнесли» и монастырь. Хотя монастырем место преступления репортер называет скорее по привычке – к тому времени там уже расположилось общежитие.

«В произведенном губрозыском осмотре в присутствии комиссии по отделению церкви от государства бывшего Пантелеймоновского монастыря установлен акт кражи. Обыск в комнатах общежития обнаружил часть вещей, указанных в протоколе комиссии. Кроме того, у студентов Сержерса и Вогорного обнаружены револьверы «наган» и «браунинг». Сержерс и Вогорный не имеют разрешения на право ношения оружия».

Эту путаную заметку писал определенно человек, ничего не понимающий в оружии, иначе бы он не назвал пистолет «браунинг» револьвером. Непонятно также, какие вещи искали представители губрозыска и почему они упомянуты в протоколе комиссии. Можно только догадаться, что этими вещами являются церковная утварь и религиозные атрибуты, в свое время переписанные членами комиссии и несанкционированно присвоенные обитателями общежития. Остается только удивляться, какими мелкими делами приходилось заниматься опытным розыскникам из угро. Но время, когда губрозыск будет разделен на отделы и каждый в этих отделах станет заниматься своим делом, еще впереди. А пока в ведении оперативников находятся и самогонщики, и фармазонщики, и воры, и бандиты из не добитых еще советской властью шаек. При этом спиртоварение происходило не где-то в отдаленных селах Одесской губернии, а в самой Одессе.

«Губрозыском в доме №32 по Балковской улице обнаружен подпольный специально оборудованный завод, принадлежащий некоему Христофорову. В момент прибытия сотрудников розыска завод был в полном ходу: работал в это время крупного калибра аппарат и в запасе стояла бочка с закваской. Обнаружены также принадлежности к аппарату, запасные части и прочее. Завод был оборудован в подвальном помещении, ход в который был замаскирован соломою. Кроме закваски, были обнаружены четыре бочки из-под закваски и небольшое количество водки. Губрозыском установлено, что завод работает долгое время и снабжает «товаром» всю окрестную местность, населенную трудящимися».

И снабжал бы ко всеобщему удовольствию и дальше, только видно хозяин производства что-то с кем-то не поделил. Вот к нему губрозыск и пожаловал.

Елена АНТОНОВА,

специально для «Слова»

Продолжение следует

Фото и документы предоставлены музеем Главного управления Национальной полиции в Одесской области 


Газета: Слово
 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.