КОНТАКТЫ
Информация должна быть свободной.
Ссылка — норма приличия.




При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Copyright © 2018.
Top.Mail.Ru


 А ПЕСНИ ОСТАЮТСЯ


3-01-2020, 12:00 |

В декабре 1939 года, 80 лет назад, в Москве прошел Первый Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Это творческое состязание было поистине грандиозным. Достаточно сказать, что в первом туре конкурса приняли участие около 1000 эстрадных артистов, и только 250 из них были допущены ко второму туру. А к третьему туру претендентов осталось немногим более 30. Жюри оказалось взыскательным, что не удивительно, если учесть, что его возглавлял Исаак Дунаевский и в состав входили практически все ведущие мастера этого вида искусства. Тем значимее был успех одессита Аркадия Погодина, который был удостоен звания лауреата в конкурсе исполнителей эстрадной песни.

Творчество этого артиста долгое время было забыто до такой степени, что даже в трехтомной истории русской советской эстрады (1976 г.) он упоминается всего один раз, да и то через запятую с другими исполнителями. В другом же солидном источнике — энциклопедии "Эстрада России. ХХ век" (2004 г.) — неверно приведен год его рождения, а дата смерти вообще указана приблизительно — "1970-е".

Мой интерес к нему возник по причине родственных отношений: его родной брат Николай был женат на двоюродной сестре моей матери. Правда, к тому времени, что я стал более или менее регулярно бывать в Москве, отношения между братьями были давно и безнадежно испорчены (по причине, о которой речь пойдет ниже), так что познакомиться с певцом мне так и не довелось. Но кое-что дядя Коля о своем брате рассказывал, все-таки у них было общее одесское детство и — до известной степени — общая театральная юность. Эти рассказы долгое время были, по существу, моим единственным источником знаний о некогда популярном певце. Лишь потом появились книги и статьи, где можно было найти кое-какие сведения об этом артисте. А вот дату его рождения и смерти я узнал из фотографии его надгробья.

Итак, будущий певец родился в 1901 (а не 1904-м, как пишется в энциклопедии) году в семье одесского врача Соломона Пиливера. В традиционной одесской семье любили театр, музыку, так что вряд ли случайно два брата стали артистами; Николай взял псевдоним Жегулев, а Аркадий — Погодин.

Первые сценические шаги они делали в период революционных событий и гражданской войны. Что, впрочем, неудивительно: после революции появилось великое множество любительских и полупрофессиональных театров и театриков. Одним из них был "КРОТ", созданный Виктором Типотом (Гинзбургом), который впоследствии стал одним из создателей Московского Театра сатиры, соавтором либретто популярных оперетт "Свадьба в Малиновке" и "Вольный ветер". Расшифровывалось незамысловатое вроде название театра весьма своеобразно — "Конфрерия Рыцарей Острого Театра". (Словом "Конфрерия" означали в старину братство странствующих музыкантов). Крохотный этот театрик, располагавшийся на углу Екатерининской и Театрального переулка (в этом помещении после войны много лет находится Дом работников торговли), дал советской культуре поразительно много талантливых мастеров, среди которых артистка Рина Зеленая, поэтесса Вера Инбер, литературовед Лидия Гинзбург, среди них и Аркадий Погодин. "КРОТ" просуществовал около полутора лет, после ведущие его участники перебрались в Москву и Петроград.

А. Погодин первоначально участвовал в программах агиттеатра "Синяя блуза", о чем упоминает его товарищ по сцене, народный артист СССР Борис Тенин в книге "Фургон комедианта". Параллельно с этим выступал на эстраде в т. н. "рваном жанре", исполняя "Песенки парижского гамена", пробовал свои силы в кино. Из этих проб сохранилась (да и то не полностью) лишь немая кинокомедия 1927 года "Неоплаченное письмо" забытого ныне режиссера Леонида Молчанова.

В 1929 году В. Типот пригласил своего земляка в Театр обозрений при московском Доме печати. Музыкальным руководителем этого театра был еще один одессит — композитор Константин Листов (будущий автор "Тачанки", "Землянки", "Севастопольского вальса" и других популярных песен). По всей видимости, именно он рекомендовал приятелю всерьез заняться вокалом. И А. Погодин, не прерывая работы в театре "малых форм", стал готовить себя к оперной карьере. Но судьба распорядилась по-другому.

В 1938 году артисту поручили партию Альберта в оперетте И. Штрауса "Тонкая дипломатия". Затем режиссер А. Арнольд предложил ему главную роль в оперетте "Шоколадный солдатик", сочиненной братьями Покрасс по мотивам пьесы Б. Шоу. Этот спектакль, которым открылся летний сезон 1939 г. в парке ЦДКА, сыграл в судьбе А. Погодина решающую роль. Дело в том, что в нем участвовал джаз-оркестр Александра Цфасмана, и композитор предложил артисту стать солистом его коллектива. С этим оркестром певец выступал перед началом сеансов в кинотеатре "Художественный" — самом знаменитом в то время в Москве, а после окончания программы еще и в ночном эфире Всесоюзного радио, записывался на грампластинки. А друг К. Листов сделал замечательный подарок, доверив первое исполнение своей песни "В парке Чаир".

Эта песня сразу сделала А. Погодина "звездой". Этот успех закрепили другие шлягеры — "Возврата нет", "Я жду письма", "Зимний день", "Оглянись", и особенно — "Счастливый дождик". Эта шуточная песенка о любви, возникшей благодаря футболу, до появления марша Матвея Блантера была чем-то вроде футбольного гимна; ею начинались матчи на "Динамо" и других стадионах страны. Писатель Юрий Нагибин вспоминал, как в довоенные годы он со своей тогдашней возлюбленной регулярно посещал ресторан "Москва", потому что "там пел Аркадий Погодин, который нам нравился"...

Осенью 1939 года был объявлен Первый Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Пятое место и звание лауреата, которое завоевал на конкурсе А. Погодин, было значимым успехом. Достаточно сказать, что первую премию присудили оперной певице Д. Пантофель-Нечецкой, а Клавдия Шульженко оказалась лишь четвертой. Карьера А. Погодина шла в гору, в 1940-м г. он был включен в программу заключительного концерта Декады советской эстрады, о чем сообщила "главная газета" СССР "Правда". И кто знает, как сложилась бы творческая судьба артиста, когда б не война.

А. Погодин уже в первые дни Великой Отечественной включился в шефскую работу. В газете "Волжская коммуна" от 18 августа 1941 г. помещена заметка о шефском концерте, в котором участвовали Изабелла Юрьева, Анна Гузик, Елена Кетат, Аркадий Погодин и др. Весь сбор от него — 8293 рубля — был внесен в Фонд обороны страны. И это лишь один из сотни концертов, данных певцом в годы войны. Он выступал в основном на Северном флоте, в Заполярье. Возможно, отрыв от столицы, отсутствие возможности записываться на грампластинки сказались на послевоенной судьбе певца. Он практически оттеснен на эстрадную "периферию", о нем перестают упоминать в прессе. Также вероятно, что в печально известные годы "борьбы с космополитизмом" ему пришлось отказаться от исполнения многих своих прежних шлягеров. С другой стороны, после войны прошла мода на теноров, и прежние кумиры уже не имели успеха у слушателей.

Так или иначе, но в 1940–50-х А. Погодин дает концерты в основном в провинции. Некоторое внимание к его особе привлек разве что брак с актрисой Ольгой Аросевой. Все родственники были категорически против (все-таки 24 года разницы между женихом и невестой, к тому же у Аросевой это было уже третье замужество), но певец настоял на своем. Он оставил свою жену, которая во многом помогла его творческому становлению и развитию, и ушел к молодой возлюбленной.

Брак этот оказался непродолжительным, как, впрочем, и все любовные отношения О. Аросевой. Хотя она признавала, что именно с А. Погодиным она впервые почувствовала настоящую любовь и заботу, но о всех своих мужьях в мемуарах отозвалась жестко: "Они были слабохарактерными". (В 1980-х у меня была возможность спросить О. Аросеву о А. Погодине; она отделалась общими словами. Видно было, что эти воспоминания не приносят ей радости).

Самым же светлым событием в последние годы жизни артиста (он умер в 1975 г.) был выход на фирме "Мелодия" пластинки-гиганта "Поет Аркадий Погодин", где были собраны все его старые шлягеры. В моем архиве хранится диск, который артист подарил своей сестре Елизавете, с грустной надписью: "Не думай за меня и не думай обо мне хуже, чем я есть. Жить мне трудно".

Известно, что в конце жизни Аркадий Погодин принялся писать мемуары. Один фрагмент был опубликован в 1972 году газетой "Советская культура". Но все мои попытки в середине 1980-х отыскать какие-то следы рукописи не принесли результата, хотя мне в этом помогал "главный архивариус" советской эстрады Александр Яковлевич Шнеер. А жаль, ведь наверняка в этих воспоминаниях запечатлены любопытные черточки артистической Одессы первых послереволюционных лет.

Впрочем, главное после А. Погодина осталось — это его песни. В сборниках старых советских мелодий часто можно найти шлягеры прежних лет в его исполнении. А как-то в Интернете я обнаружил забавную информацию: в Сыктывкаре — столице Республики Коми (представляете, где это!) — прошла выставка "Дамские штучки", в ходе которой местные модели демонстрировали платья и туфли, популярные в послевоенные годы. И какую же мелодию выбрали для сопровождения этого необычного шоу? "В парке Чаир" в исполнении Аркадия Погодина!

Александр ГАЛЯС.


Газета: Порто-Франко
 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.