АВТОРСКАЯ КОЛОНКА

 
   
   

КОНТАКТЫ
Информация должна быть свободной.
Ссылка — норма приличия.




При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Copyright © 2018.
Top.Mail.Ru


 Олег Романов — врач редкой специальности


31-12-2019, 15:00 |

Держу пари, многие, даже, как пришлось убедиться, некоторые медики, не знают, кто такой врач-подиатр. Иные переспрашивали: «Может, педиатр?..».

Подиатр — специалист по профилактике и лечению диабетической стопы. Сахарный диабет — самая частая причина поражения кожи стоп: в организме человека нарушается обмен глюкозы. На участках стопы, которые при движении испытывают наибольшее давление, образуется излишнее ороговение (гиперкератоз), затем — мозоли, натоптыши и трещины. В 13—15% случаев они переходят в трофическую язву. Такие симптомы характерны для 55% больных сахарным диабетом.

В областном эндокринологическом диспансере (ул. Винниченко, 3) кабинет врача высшей категории Олега Романова обозначен табличкой «Диабетическая стопа». Он — подиатр. Но это лишь узкая специализация доктора Романова, вообще он — хирург-эндокринолог. В день принимает до 15 и более пациентов, у большинства из них — проблемы стопы. «Главная задача, — говорит, — не допустить ампутации. В противном случае — поражение врача». Добавим: немалая доля вины в этом — и самого пациента, поздно обратившегося за медицинской помощью, а также не выполняющего советы врача по уходу за ногами.

«Иной пациент, — сокрушенно замечает О. Романов, — приходит на прием с таким запущенным заболеванием, с таким состоянием стопы, что остается только развести руками. К сожалению, многие относятся к своему здоровью по принципу: «Авось пройдет».

Больному сахарным диабетом надо немедленно обращаться к специалисту, если на стопе или голени появилась даже маленькая трещина, ссадина, язва или впилась заноза, получена травма при падении, ударе... Нельзя допускать нагноения. Флегмона — это уже гнойное расплавление тканей. «Чуда не бывает, — убежден Олег Леонидович, — можно ногу потерять, а то и обе».

В мире каждые 30—40 секунд производится первичная высокая (выше колена) ампутация на фоне сахарного диабета. Это не «страшилка». Поражение стоп — одно из самых тяжелых осложнений сахарного диабета. Приводят к нему изменения в сосудах (ишемическая стопа) и нервах (нейропатическая стопа). В ногах (как правило, в состоянии покоя или ночью) возникают пекущие боли, онемение, ощущение «ползания мурашек»... Это начало большой беды. От нее не застрахованы больные сахарным диабетом и первого, и второго типов — от 10 до 40% случаев. Бывают и смешанные формы осложнения.

Спросила у доктора Романова, бывают ли такие осложнения у детей, больных сахарным диабетом. Оказывается, их молодой организм, страдающий в основном от диабета первого типа, компенсирует нанесенные диабетом утраты (при условии, конечно, правильного лечения), и диабетическая стопа не успевает развиться. У детей при осложнениях сахарного диабета больше поражаются глаза, почки. С возрастом может пострадать и стопа. Чтобы этого не случилось, детей, как и взрослых пациентов, обучают, как «жить с диабетом», ухаживать за ногами.

Олег Романов принимает участие в семинарах, конференциях, в том числе международных. Поинтересовалась приобретенным у коллег опытом — «новинками» в лечении.

— На медицинский рынок выходит клеточная терапия, — подчеркнул мой собеседник. — Используем ее и мы. Центрофугируем кровь, отделяя тромбоциты для перевязок, уколов, что способствует более быстрому заживлению ран и даже длительных хронических язв стопы. Совершенствуем механические и биологические чистки ран. Но, правду сказать, в мире в этой области медицины — в лечении диабетической стопы, большого прорыва пока не случилось. Ученые в поиске. Как, впрочем, и мы, практики. Стараемся не терять связей, делиться опытом.

— У врачей в ходу словосочетание «интересный больной». В вашей практике такие были?

— Вынужден повторить: позднее обращение к врачу чревато осложнениями. Их можно предотвратить. К примеру, пятидесятитрехлетний пациент, наступивший на проволоку, с железной «занозой» проходил неделю. Хирург (не буду называть его) предложил... ампутацию. Я с таким предложением не согласился, связался со столичным Центром эндокринологической хирургии, было принято общее решение. В Центре больному сделали атипичное иссечение части пяточной кости, я продолжил лечение. Ногу спасли.

— Достаточно ли у нас хирургов-эндокринологов, оказывающих такую, высокоспециализированную, помощь пациентам с хирургическими осложнениями сахарного диабета?

— В Украине, по большому счету, хирургов-эндокринологов не готовят, нет такой специальности. Хотя ассоциация хирургов-эндокринологов есть.

— По крайней мере, странно. При таких-то масштабах осложнений стопы. Так, на всю нашу большую область — ваш кабинет да еще в областной клинической больнице. Одна дорога в Одессу каких усилий стоит — и физических, и финансовых...

— Да, специалистов не хватает. Мы с коллегами ездили по районам, консультировали не только больных — старались разобраться с проблемами профилактики, лечения диабетической стопы вместе с «ответственными хирургами»; часть из них уже прошла у нас стажировку... Знаю, что первые кабинеты «Диабетическая стопа» были открыты в Виннице, Одессе, Харькове, в Киеве еще в 1999 году. Сегодня такие кабинеты открыты практически во всех областных центрах.

Олег Романов работает в областном эндокринологическом диспансере с 2002 года. Главный врач диспансера Ольга Агафонова очень ценит его как грамотного, опытного профессионала редкой специальности. А недавно пришлось услышать искреннюю благодарность ему же от тяжело больного (сахарный диабет плюс другие серьезные хвори) и его семьи: наставления хирурга-эндокринолога и назначенный им курс лечения помогают сохранять ноги пациента. Надо отдать должное и близким больного, не игнорирующим советы врача.

В ведении Олега Романова и проблемы щитовидной железы. «Щитовидка» — железа внутренней секреции, регулирует обмен веществ в организме человека. Хирург-эндокринолог Романов рад, что за последние 5—7 лет количество операций на щитовидной железе уменьшилось, улучшились диагностика, лечение. Пациенты стали раньше обращаться за медицинской помощью. И в этом, конечно, значительная роль первого звена медицины — семейных врачей.

Опасность заболевания щитовидной железы, говорит О. Романов, больше подстерегает женщин, так что первое обследование должны проходить девочки 14—15 лет. Особенно если имели (имеют) проблемы со «щитовидкой» их мамы. При узловой форме зоба для диагностики требуется биопсия. Хорошо, если к врачу обратились вовремя. «Вы себе не представляете, — говорит он, — как тяжело произносить самый страшный диагноз...».

Хирург-эндокринолог Олег Романов — из семьи медиков: мама — педиатр, отец — хирург. Врачом намерена стать и старшая дочь. Хочется верить, что к тому времени наше реформируемое здравоохранение изыщет возможность готовить больше специалистов, столь необходимых в разных областях медицины, в том числе и в эндокринологии. А ученые в своих научных изысканиях к тому благословенному времени, глядишь, найдут иной, не хирургический, путь к выздоровлению пациентов с диабетической стопой и проблемами щитовидной железы.

Мария Стерненко


Газета: Вечерняя Одесса
 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.